Меню

Толстый персонаж с усами

Книги и поп-культура

No Kidding

Пончик, Дадли, Тоторо и другие толстяки в детской литературе и кино

В детских книгах, фильмах, мультфильмах и телесериалах постоянно встречаются толстые герои. Перечислить их всех, конечно, невозможно — слишком велико количество. Но когда мы решили выяснить, какой он — толстый герой детской культуры, мы обнаружили, что очень часто толстяки оказываются носителями общих стереотипных черт. А роли, которые они исполняют, укладываются в рамки совсем небогатой классификации. Еще одна область культуры, погрязшая в стереотипах — сложно удержаться от детального анализа.

Итак, какие же роли играют полные персонажи в детской культуре:

Комические герои

В детских книгах и фильмах мы встречаем огромное количество смешных толстяков. Они могут появляться в одиночестве или выступать в составе комической пары. Пары, в свою очередь, могут состоять из двух похожих персонажей или, напротив, героев с совершенно разной, даже противоположной внешностью (высокий-маленький, лысый-волосатый).

Известные пары толстяков:


Труляля и Траляля

Бобчинский и Добчинский

Комические пары толстого и худого:


Рен и Стимпи

Астерикс и Обеликс

Наринэ и Манюня из рассказов Наринэ Абгарян.

Один из самых близких сердцу русского ребенка смешных тостяков — Пончик из книг Николая Носова о Незнайке.

Если вы не перечитывали недавно повести Носова, вы едва ли вспомните о том, что в ранних рассказах Пончик выступал как один из героев комической пары.

В первой книге «Незнайка и его друзья» малыши отправляются в полет на воздушном шаре. И среди команды есть два толстяка — Пончик и Сиропчик. На протяжении всей повести они редко фигурируют отдельно, только в паре. И главная комическая черта этой пары — их комплекция. Например, на ней строится эпизод, в котором малыши решают, кого выбросить из воздушного шара:

— Ну ладно, — согласился Незнайка, — сбросим Пончика. Он у нас самый толстенький.

— Правильно, — поддакнул Сиропчик.

— Что? — закричал Пончик. — Кто самый толстенький? Я. Да Сиропчик толще меня!

— Смотрите на него! — закричал Сиропчик, хихикая и показывая пальцем на Пончика. — Смотрите, я толще его! Ха-ха! А ну, давай померимся.

— Ну, давай, давай! — как петух, наскакивал на него Пончик.

Все окружили Пончика и Сиропчика. Незнайка достал из кармана веревочку, обвязал вокруг талии Пончика. Потом таким же образом измерил Сиропчика, и оказалось, что Сиропчик чуть ли не в полтора раза толще Пончика.

— Это неправильно! — закричал тут Сиропчик. — Пончик сжульничал. Он живот втянул. Я видел!

— Ничего я не втягивал! — оправдывался Пончик.

— Нет, втянул. Я видел. Давай перемеримся! — громко кричал Сиропчик.

Незнайка стал снова мерить Пончика, а Сиропчик вертелся вокруг и кричал:

— Э, э! Ты куда? Ты надуйся!

— Зачем же мне надуваться? — ответил Пончик. — Если я надуюсь, то, конечно, окажусь толще тебя.

— Ну ладно, не надувайся. Но и втягивать живот ты не имеешь права. Братцы, смотрите, что он делает! Где же справедливость? Никакой справедливости нет! Это просто какой-то обман!

Незнайка кончил измерять Пончика, потом с такой же тщательностью измерил Сиропчика, и на этот раз оказалось, что они оба одинаковой толщины.

— Придется двоих бросать, — развел Незнайка руками.

Вес персонажей тянет за собой и ряд других ярких черт. Например, описанный многими и многими писателями повышенный аппетит и безумная любовь к сладкому. Носовская пара не является исключением:

«В одну палатку принесли газированной воды с сиропом, в другую наносили пирогов, всяких коржиков, кренделей и конфет. Пончик сейчас же принялся осаждать палатку с пирогами и конфетами, а Сиропчик напал на газированную воду с сиропом. Обоих невозможно было отогнать от палаток».

Этим безудержным обжорством на Пончика и Сиропчика очень похож Альцест — один из героев во всех отношениях замечательной книги (а вернее, серии книг) Рене Госсини о Малыше Николя. Все персонажи художественного мира Малыша Николя имеют свои яркие, основополагающие для образа особенности — у Жоффруа богатый отец, поэтому у него всегда самые лучшие игрушки и одежда, и, конечно, он по этому поводу задается. Аньян – лучший ученик в классе, подлиза и плакса. А Альцест — добродушный толстяк, который все время жует.

Для того, чтобы понять, как Госсини рисует Альцеста, подойдет практически любой рассказ. Например, «Воспоминание, которое мы все будем лелеять» — о том, как в школу Николя пришел фотограф, чтобы запечатлеть его класс:

«Лично я сидел на земле рядом с Альцестом. Альцест — это мой друг, он очень толстый и все время ест. Он как раз откусывал от бутерброда с джемом, и фотограф велел ему прекратить жевать, но Альцест ответил, что ему необходимо нормально питаться».

Аддикция к еде порождает еще одну характерную черту героя — жадность. Альцест не собирается делиться едой, даже с заболевшим другом:

— Что это ты принес, Альцест? — спросила мама.

— Шоколадные конфеты, — ответил Альцест.

Тогда мама объяснила Альцесту, что это тоже очень мило, но она просит его не давать мне шоколада, потому что я на диете. Альцест сказал маме, что он и не собирается давать шоколад мне, еще чего, с какой стати, в самом деле, потому что он принес его для себя, а я, если уж мне так хочется, могу сходить и купить себе сам, вот так.

В экранизации 2009 года «Le Petit Nicolas» Альцеста легко узнать по булочке в руке.

Аппетит Пончика, Сиропчика и Альцеста комически гиперболизирован и доведен до абсурда — в конце концов, никто из людей не может жевать без остановки. Все три героя постоянно достают откуда-то новую еду. Например, у Пончика для этих целей есть множество карманов на одежде:

«…. все карманы были у него набиты всякой всячиной: где сахарок лежал, где печеньице».

Прослеживается прямая связь между гаргантюанским аппетитом детей и их комплекцией. Забегая вперед, скажем, что эта связь показана у абсолютного большинства толстых героев в культуре. Как правило, если автор вводит в свое произведение одного или нескольких комических толстяков, он намерен использовать их вес как основную комическую черту.

Для полных персонажей еда имеет огромное значение. В некоторых случаях она даже становится «их личным сортом героина». Например, мышь Рокфор из мультсериала «Чип и Дейл», почувствовав запах сыра, полностью теряет самообладание, что приносит спасателям-грызунам немало хлопот.

Читайте также:  Стрижка каприз схема стрижки

В бесконечном телемарафоне «Ералаш» в разное время играло множество толстых актеров и актрис. Я привела здесь малую часть эпизодов. Но и этого количества вполне достаточно для понимания того, как «Ералаш» изображает полных детей.

В отношении героев-толстяков Грачевский (бог «Ералаша») отказывается от юмора в пользу сатиры. И сатира эта зачастую направлена на героев имено из-за их полноты. Толстые дети в «Ералаше» снова и снова становятся символами обжорства, и, разумеется, их чрезмерный аппетит высмеивается. Чего стоит хрестоматийная серия «Сила воли». А в ролике «Сердцу не прикажешь», например, любовь к чебурекам победила в герое симпатию к однокласснице (но, кстати, мы не говорим, что это плохо).

С комических героев в «Ералаше» спадает всякая обаятельность. Но для полных девочек в телеэпопее подготовлен особый путь. Например, эпизод «Толстуха», который начинается как зеркальное повторение предыдущего ролика «Сердцу не прикажешь», имеет совершенно другой конец.

Если вдруг вы не посмотрели ролики (мы вас за это не виним), то кратко история такая — в первом случае толстый герой (Крюков) хочет проводить до дома девочку Наташу. И она отказывает ему с формулировкой «Я толстых не люблю. Похудеешь — тогда поговорим». Дома мальчик разрывается между светлым образом Натальи и домашними чебуреками, и в конце концов чебуреки побеждают. Вторая история начинается похожим образом — на школьной дискотеке девочка (Полякова) — актрисе под одежду напихали подушек, что должно символизировать полноту — приглашает на танец местного мачо Илюху. Илюха отвечает теми же словами, что и Наташа: «Я толстых не люблю». Дальше на протяжении нескольких минут нам показывают, как Полякова борется с лишним весом в спортзале. Похудев, она познает чудо косметики и превращается в красавицу. Когда героиня снова приходит на дискотеку, уже Илюха приглашает ее на танец, а она ему отказывает (было бы странно, если бы героиня поступила иначе, но в чем юмор-то?).

И школьная красавица Наташа из первого видео, и герой дискотек Илюха из второго не только проявили фэтфобию, они повели себя как типичные булли (задиры, инициаторы травли). Недопустимость такого поведения никак не акцентируется. А мне, между тем, их выпад напомнил мощный эпизод из отличного фильма «Добро пожаловать в кукольный дом» (Welcome to the Dollhouse).

Во вселенной Грачевского право на принятие своей внешности имеют только персонажи мужского пола. В толстых девочках подчеркивается их неприклекательность (даже вопреки внешним данным актрисы). Для толстых мальчиков это справедливо не всегда — в некоторых сериях они могут выступать в роли «героев-любовников». В «Ералаше» немало серий, где толстые мальчики играют обычных детей, то есть мужская полнота не всегда является средством создания комического эффекта. Мне не удалось найти аналогичных серий с полными актрисами.

Такое отношение к толстым героиням в «Ералаше» длится с начала времен и не думает прекращаться. Например, в ролике «Выборы» 1989 года однокласснице прямо заявляют о том, что ей нужно худеть (и это почему-то не вызывает возмущения хотя бы присутствующего старшего).

Часто толстые героини «Ералаша» объединяют в себе одновременно обжорство (как и полные мальчики) и дикое стремление похудеть. В итоге там, где есть толстая девочка, есть упоминание диет. Иногда вокруг темы похудания строится весь сюжет ролика:

Или вот еще один про диету:

«Юмор» «Ералаша» неотделим от стереотипов, как Бандурин от Вашукова. Но в отношении толстых детей киножурнал, который, по описанию Первого канала, призван «прививать молодому поколению любовь и уважение к сверстникам и окружающим», рисует прямо-таки токсичную картину — легитимизирует фэт-шейминг, оправдывает фэтфобию. Не говоря о том, что создавать привлекательный и легитимный образ «красавицы на диете» в мире, где возраст больных анорексией с каждым годом снижается, а их количество растет, не слишком ответственно.

фэтфобия — ненависть к толстым людям, боязнь ожирения.

фэт-шейминг — публичная критика полных людей за то, что они «слишком толстые».

В детской культуре бывают и попытки показать позитивное отношение к людям с большим весом. Например, в этот ряд можно отнести диснеевскую комедию 1995 года «Толстопузы» (Heavyweights), действие в которой происходит в лагере для мальчиков с лишним весом.

Герои нарисованы по известной схеме — все они помешаны на еде. Их комплекция диктует ряд других черт характера — мальчики неповоротливы, медлительны и очень плохи в спорте. И, конечно, это рождает огромное количество комических ситуаций и диалогов. Но также эти мальчики умеют посмеяться над собой, они хорошие друзья, которые поддерживают друг друга в сложных ситуациях.

В фильме можно проследить тенденцию, которая присутствует не только в детской культуре. Герои мужского пола, которые не отвечают стандартам красоты, все-таки имеют шанс понравиться девочкам. ОЧЕНЬ привлекательным девочкам, надо заметить. И обычно им для этого даже ничего не нужно делать. В фильме «Толстопузы» это наглядно показано в сцене лагерной дискотеки, когда девочки в конце концов приглашают мальчиков танцевать. Среди девочек-актрис не было ни одной полной или хоть как-то не соответствующей нормам красоты, все они как ученицы балетной школы — изящные и очень красивые. Если этот фильм и пытается быть бодипозитивным, то, очевидно, это касается только мужских тел.

В фильме также высмеивается булимия (у одной из девочек) и спортивная аддикция (у героя, который в детстве был очень полным). Не лучшие темы для шуток в кино про полных людей. Just saying.

Один из незабвенных фильмов из репертуара передачи «Кино в 21:00» телеканала СТС — «Чокнутый профессор» (The Nutty Professor) с Эдди Мерфи в главной роли. У нас снова комический толстяк с чрезмерным аппетитом. Правда, своей любви к еде он стыдится и старается не проявлять аппетит на людях. Профессор является компульсивным едоком — он заедает стресс. Эта психическая проблема героя высмеивается.

После неудачных попыток похудеть с помощью химического зелья, которые меняли не только внешний вид, но и личность профессора, герой решает худеть обычным способом — с помощью голой силы воли. И, несомненно, это слишком упрощенный взгляд на проблему, что может создать у зрителей превратное представление о расстройствах пищевого поведения.

Читайте также:  Как красиво сделать легкую прическу самому

В фильме также всречается популярный сюжет: непривлекательный толстый герой находит свою любовь — очень привлекательную женщину. Мы уже видели это в «Толстопузах», и еще не раз встретим в массовой культуре.

Отрицательные персонажи

Причина полноты отрицательных героев, как и комических толстяков, заключается в том, что они много/постоянно едят. Таков невоздержанный Робин Бобин, чей аппетит превратил его в ненасытное чудовище:

Робин-Бобин Барабек
Скушал сорок человек,
И корову, и быка,
И кривого мясника,
И телегу, и дугу,
И метлу, и кочергу,
Скушал церковь, скушал дом
И кузницу с кузнецом,
А потом и говорит:
— У меня живот болит!

Впрочем, Робин Бобин близок сердцу многих читателей, и они не относятся к нему как к злодею. Действительно, в некоторых случаях грань между комическими и отрицательными героями-толстяками очень тонкая. Их отличают только отдельные черты характера и общий критический подход к ним автора. Например, Августус Глуп из книги Роальда Даля «Чарли и шоколадная фабрика».

Если убрать избалованность и невоспитанность, получится среднестатистический обаятельный Пончик. Или Альцест, он тоже не любил делиться едой:

— Тогда надо было взять ее с собой.

Червоугодие, как мы знаем, — один из смертных грехов. Возможно, это значительно повлияло на формирование отрицательных полных персонажей в мировой культуре. Но в советскую эпоху (и в книгах писателей коммунистических взглядов вообще), совершенно очевидно, толстяк стал символом угнетателя-богача. Ведь только богач мог позволить себе много есть и мало двигаться (а это единственная причина полноты, по мнению культуры).

По контрасту с толстяками положительные герои неизменно худые. Это хорошо видно в иллюстрациях. Например, в книге «Приключения Чиполлино» Джанни Родари:


Синьор Помидор и пролетариат

Барон Апельсин и пролетариат

Или вот архетипичный пример — Юрий Олеша «Три толстяка».

Чудовищно неприятные персонажи, которым противостоят…

сказочно красивые герои.

В гайдаровском «Мальчише-кибальчише» Плохиш — толстый мальчик, который предает своих друзей:

«Обрадовались тогда буржуины, записали поскорее Мальчиша-Плохиша в своё буржуинство и дали ему целую бочку варенья да целую корзину печенья.

Сидит Мальчиш-Плохиш, жрёт и радуется».

Мальчиш-Кибальчиш же, по-видимому, вовсе игнорирует потребность в еде.

Даже в книгах, где пропаганде отведено не такое большое место, этот принцип встречается. Вероятно, это один из стереотипов, который записывается на подкорку, и позже используется бессознательно.

Отрицательным толстякам помимо обжорства присущи другие отталкивающие качества — жадность, граничащая со скупостью, способность к обману. Например, в книге Юрия Коринца «Привет от Вернера» изображена семья Ляпкиных. Ляпкины — стереотипно написанные мещане, в советском негативном смысле этого слова, и все трое — толстые:

«Ляпкина полулежала на диване в окружении разноцветных подушек с бахромой и кисточками по краям, в зеленом шелковом халате. В руках она держала гитару с большим розовым бантом на грифе. Ляпкин Маленький сидел на полу, на толстом коврике, сооружая из кубиков какую-то башню».

В этой главе главный герой мальчик Юра пришел к Ляпкиным, чтобы поиграть с ними в игру — «продажу яблок». И хотя Юра назначил за свой товар совсем небольшую цену — всего три конфетных фантика, Ляпкина умудрилась заболтать мальчика и не заплатить за яблоко ничего. Это первое появление героев наглядно демонстрирует их прижимистость и нечестность, даже когда дело касается фантиков от конфет. Кажется, это единственные полные персонажи в книге, кроме русских эмигрантов, которых герои встречают в Германии (вот эти нарисованы просто чудовищами, не сомневайтесь). Идеологическая линия в романе сильна, однако мне в детстве она не помешала получить от книги удовольствие. Потому что талантливую книгу не испортить даже этим.

Еще один пример жадности толстого отрицательного героя, прошу меня извинить, снова из «Ералаша». Один из известных выпусков программы изображает эталонного жадину, и, кстати, снова демонстрирует четкое внешнее противопоставление героев:

Другое распространенное качество отрицательного героя-толстяка в детской культуре — лень и, если дело касается детей, общая избалованность. Квинтэссенция суперлени и истеричного эпикурейства — Великий Нехочуха из известного мультфильма.

В американской культуре также встречаются случаи изображения не чистых на руку богачей в виде толстяков, но в целом комплекция отрицательных героев в Америке далеко не всегда связана с их богатством и, что интересно, обжорством (но от этого не легче).

В нашумевшей в американском интернете статье «Синдром абсолютно идентичных лиц» (здесь можно прочитать по-русски), которую написала студентка-мультипликатор Джианна, говорится о принципах изображения разных героев студией Дисней. В статье есть указание на то, что в диснеевских мультфильмах часто встречаются толстые отрицательные персонажи:

«Но здесь все равно наблюдается определенная палитра: они обычно старше, обладают морщинами на лице и являются либо чрезвычайно худыми, либо очень тучными». «Идея, как вы уже поняли, в том, что «хорошие» герои всегда привлекательны, а «плохие» — некрасивы».


Колдунья Урсула и Ариэль

Алиса и Королева

Этот же принцип изображения отрицательных героев внешне неприятными есть в любой другой культуре. И, к сожалению, действительно зачастую эта непривлекательность достигается путем изображения героя толстым.


Фрекен Бок из «Малыша и Карлсона» Астрид Линдгрен

Мисс Транчбол из «Матильды» Роальда Даля

Весельчак У из мультфильма «Тайна третьей планеты».

Эти принципы настолько популярны, мы впитываем их с детства, и не удивительно, что они продолжают расти и множиться. Вот мы подходим к герою, который вызвал в западном мире большое возмущение и обвинение автора в фэтфобии.

Это Дадли — противный двоюродный брат Гарри Поттера. Он объединяет в себе все черты отрицательных толстяков — завистливость, обжорство, лень, избалованность, жадность. Дадли сильно похож на героя «Чарли и Шоколадной фабрики» Августуса.

Еще одна пара неприятных толстых героев великой эпопеи — Крэбб и Гойл — вечные спутники Драко Малфоя (заклятого врага Гарри Поттера). Что и говорить, к окончанию школы Крэбб и Гойл переходят на сторону зла в буквальнейшем смысле, да и в детстве демонстрируют тупость, жестокость и даже национализм.

Джоан Роулинг недавно высказалась на тему, правда, безотносительно Дадли или всей книги:

«Не понимаю, почему вдруг слово «толстый» стало самой страшной характеристикой человека. Неужели толстый хуже мстительного, завистливого, поверхностного, тщеславного, скучного или жестокого?»

Так-то оно так. Но проблема в том, что очень часто культура преподносит нам толстых персонажей, которые объединяют в себе все эти черты. И противопоставляются им худые герои — обладатели всевозможных положительных качеств. И это сложно игнорировать.

Читайте также:  Градуированная форма стрижки как стричь

Гарри знает, что худые всегда побеждают

Слабаки

Авторы часто наделяют полных персонажей одышкой и неповоротливостью. Но бывает, что толстяки предстают очень слабыми и даже совершенно беспомощными.

Например, люди из мультфильма «Валл-и» не способны самостоятельно ходить.

В некоторых случаях слабость толстых персонажей строится на контрасте с сильными, смелыми, ловкими и умелыми главными героями. Наиболее драматичный пример — Хрюша из «Повелителя мух». В альфа-самцовом мире нежный мальчик Хрюша не может быть лидером. Именно он первым высказывает большинство здравых идей, но Ральф, более маскулинный герой, игнорирует этот факт, с легкостью приписывая эти заслуги себе. В конце книги Хрюша погибает (да и люди из мультфильма «Валл-и», давайте посмотрим правде в глаза, скорее всего, тоже).

Кадр из экранизации «Повелителя мух» 1990 года

Такая беспомощность персонажей позволяет нам рассматривать их в одном дискурсе с героями-инвалидами. Но в их изображении есть одно отличие — толстых героев, какими бы слабыми они ни были, никому не жалко.

В конце концов, почему Хрюша толстый? Потому что у него такие гены? Нет, Голдинг видит более объективную причину:

«Меня тетенька вырастила. У ней кондитерская. Я знаешь, сколько сладкого ел! Сколько влезет».

Очевидно, что толстые герои раз за разом повторяют одну и ту же стереотипную модель. Роли, которые они играют, их черты и особенности продиктованы отношением общества к толстым людям. Но и искусство влияет на общественное мнение. И вопрос, что возникло вначале — фэтфобия в обществе или стереотипное изображение толстых героев в литературе и кино, неразрешим, как вечная дилемма о курице и яйце.

Полнота героев показана в неразрывной связи с обжорством. В итоге лишний вес рассматривается только в одном ключе — как моральный недостаток. Даже очевидные нарушения пищевого поведения и серьезные заболевания становятся предметом высмеивания. Никому не жаль героев, которые стали такими по своей вине. И никому не жаль героев, которые не могут самостоятельно справиться со своей проблемой. Тот факт, что лишний вес часто используется для подчеркивания непривлекательности или даже уродства героя, тоже играет свою роль в формировании в обществе недоброжелательного отношения к толстым людям.

Все это приводит в итоге к маргинализации большой группы людей. В России 20% мальчиков и 25% девочек страдают от ожирения. И, для нас, взрослых людей, очевидно, что это не их вина (вина их родителей — возможно). Тем не менее полнота, как любая заметная деталь внешности, часто становится предметом насмешек. Пожалуй, даже чаще, чем рыжие волосы или очки. И в этом значительную роль играет культура.

Недавнее исследование показало, что четырехлетние дети уже имеют предубеждение против полных людей. Они склонны приписывать тостому мальчику неприятные качества характера и не хотят дружить с полными детьми.

По факту от такого отношения к толстым страдает больше 20% детей, потому что под удар попадают далеко не только те дети, которые действительно страдают от ожирения. В моем классе «толстыми», «жирными», «коровами» называли девочек, у которых раньше остальных начала развиваться грудь. Эти дети могут быть талантливы, иметь хобби и увлечения, но для мира главной будет одна внешняя характеристика — их вес.

Милашки

Так или иначе, во всех трех предыдущих типах авторы относятся к полноте героев отрицательно — они делают ее предметом высмеивания, иллюстрацией вредной привычки, характерной отталкивающей чертой внешности или слабостью, граничащей с инвалидностью.

Однако есть случаи, в которых полнота персонажа рассматривается как положительная, разрешенная, милая черта. Но есть одно но — это справедливо только в отношении зверей, антропоморфных животных или существ и игрушек.

Муми тролли Туве Янссон.

Ряд милых толстяков можно продолжать бесконечно — муми тролли, Тоторо (герой мультфильма Хаяо Миядзаки «Мой сосед Тоторо», изображен на заглавной иллюстрации к этой статье), Гарфилд и множество других котов, Винни Пух, Балу и множество других медведей… Лишний вес милых героев — это черта, которая придает им обаяния.

Только бессердечный человек обвинит Медвежонка, друга Ёжика, в том, что он ест слишком много малинового варенья.

И эти герои не являются исключениями — как и другие полные персонажи, они любят вкусно поесть и сладко поспать. Они вообще очень близки комическим героям, потому что иногда их аппетит тоже может высмеиваться с назидательной целью. Но в конце концов милые герои-толстяки — такие, и другими они быть не могут. И таким их любят читатели и зрители.

Винни Пух в безвыходном положении

Обычные герои

Есть ли в детской культуре толстые главные герои, вес которых не имеет ровно никого значения? Герои, которые интересны сами по себе, истории которых не всегда строятся вокруг их комплекции. Полнота которых могла бы даже не упоминаться. Которых можно было бы сделать худыми, и это не повлияло бы на сюжет.

К счастью, они существуют. Во первых, есть немалое количество вспомогательных и эпизодических персонажей-толстяков, особенно в сериалах, и особенно в мультсериалах для детей.


Полли из мультсериала «Детки из класса 402»

Худси Бишоп из сериала «Как говорит Джинджер»

Можно сказать, что в любом мультсериале про школу или компанию друзей обязательно будет один или несколько толстых героев, и не обязательно сюжет каждой серии будет строиться вокруг их полноты или аппетита.

Правда, главных героев, отвечающих нашим запросам, заметно меньше. Мы насчитали двоих — это Луи из сериала «Жизнь с Луи» (1995—1998) и Рассел из мультфильма «Вверх» (2009).

Рассел — комический герой, но комизм не касается его веса, а базируется на чертах характера — болтливости, чрезмерном энтузиазме, стремлении быть самым лучшим следопытом.

Героя телешоу «Жизнь с Луи» автор сценария комик Луи Андерсон писал с себя. И это спасает ситуацию. Жизнь толстого ребенка в общем мало отличается от жизни ребенка худого. У Луи есть свои горести и радости, и они никак не касаются его веса. Есть у Луи и подружка, Джинни — не по годам умная и добрая девочка, которая ценит Луи таким, какой он есть. Да, и, конечно, очень привлекательная.

Стремление авторов создать героев разных рас и национальностей, физических возможностей и комплекций прекрасно. К сожалению, едва ли герои-одиночки могут остановить тот вред, который уже был нанесен стереотипами массовой культуры.

Источник статьи: http://www.blog.no-kidding.ru/overweight-characters-in-childrens-culture/

Adblock
detector