Меню

Усы как у медведя

5 нереально интересных фактов о медведях.

Медведи-удивительные животные. Существует восемь основных видов этих хищников. Одни из них являются невообразимо огромные, другие не большие, а еще и другие которые когда-то считались потомки енотов. Из года в год мы узнаем о них все больше и больше, а современная технология позволяет нам лучше понять то, как они живут, откуда они берутся и что они чувствуют. Давайте посмотрим!

1. Медведи видят в цвете, что очень редкое явление в мире животных. Мы знаем, что им это позволяет!

Большинство млекопитающих не распознает цветов, потому что их глаза имеют только приемные устройства, которые в состоянии получить информацию о яркости данной точки, но не имеют дополнительных рецепторов, которые позволили бы распознавать цвета. На сетчатке глаза человека находятся оба типа этих приемников – это колбочки (отвечают за зрение, светло-темно) и колбочки (отвечают за цветовое зрение). Глаза медведей построены именно таким образом, что является очень редким случаем, у млекопитающих .Исследования показывают, что медведи близорукие. Почему так?

2. Белые медведи являются самыми крупными хищниками на материковой части Земли!

Самый большой известный науке человек весил 1002 кг. Более тонны! Представьте себе, тонну мышц, клыков, когтей и белого меха – безусловно, это не домашнее животное, тем более, что он питается мясом.

3. Есть два вида панд, из которых одна является Пандка, а один медведь Панда большая.

4. Медведи у них отличный нюх – лучше чем у людей, собак и вообще от большинства млекопитающих.

5. Предком всех в настоящее время живущих белых медведей есть одна бурая медведица из Ирландии.

Подписываитесь будет много интересного.

Источник статьи: http://zen.yandex.ru/media/id/5bb1d05259137900aee2c8a4/5-nerealno-interesnyh-faktov-o-medvediah-5bb502ecf538c600b2d122f8

Образ медведя в славянской мифологии

Мировоззрение славянских народов сформировалось на основе верований и представлений многих поколений, живших на территории современных Украины, России, Белоруссии и принадлежавших к разным племенам и археологическим культурам. Именно они, древние собиратели, охотники, рыболовы, скотоводы, земледельцы, ремесленники — славяне оставили отражение своих верований в том многогранном комплексе, который сегодня мы с вами называем нашей традиционной славянской культурой. Большая часть их представлений о жизни выражена в сюжетах мифов, обрядах и устном народном творчестве. Животным в мифологиях многих стран отводится огромная роль и сегодня это объясняется тем, что на ранних стадиях своего развития люди не пытались выделить себя из рядов живых существ, не противопоставляли себя природе. Славяне не были исключением – у них широкого распространения получили магические представления о животных, как о родоначальниках человеческой нации, или о животных, как об особой сущности человека.

Одним из самых могущественных и таинственных животных славянских мифов, безусловно, является медведь, роль которого мы сейчас с вами и рассмотрим.

Известно, что у южных народов царем зверей всегда был лев, в то время, как у наших предков в зверином мире царствовал медведь. Он — славянский хозяин леса, покровитель охоты и рыбалки. Особенность медведей впадать в зимнюю спячку (на Воздвижение) и пробуждаться весной (Масленица или Благовещенье) стало ключевым фактом в представлении о медведе, как об аналоге Дажьбога, который замыкает зиму и отмыкает весну.

Медведь в поверьях славян на разных отрезках времени считался родственником человеку (из-за умения ходить на задних лапах, лазить по деревьям, питаться той же едой, что и человек, а так же схожести лап медведя с человеческими ступнями и пальцами); его прародителем и, наоборот, потомком; духом – защитником и олицетворением бога Велеса ( часто изображался рядом с ним или носил его знак).

Настоящее имя медведя было запрещено: сегодняшнее название «медведь» это своеобразный заменитель его настоящего имени и означает он: медом ведающий, знающий где мед, к меду ведущий, в украинском варианте (добывающий мед). Таких имен — заменителей у медведя было несколько десятков, среди них самые распространенные: «сам», «хозяин», «черный зверь», «мохнатый», «косолапый», «бортник», «старик», «лесной человек», «дедусь»… Истинное же название медведя, постоянно встречающееся на древнеславянских рунах, настенных и бытовых надписях и изображениях звучит как bеr или bar (производное от названия берлоги – логово медведя).

Как до принятия христианства, так и после него на Руси существовала богатая брачная медвежья символика. Тотальное изменением идеологии, произошедшее в 20 веке, привело к утере множества народных традиций праздников, народных игр и примет. Свадебные обряды и гуляния, имевшие древнеславянские корни, были вытеснены новыми традициями — регистрацией брака в ЗАГСе, застолья с одним ведущим, словесных тостов и бытовых подарков гостей. Последнее двадцатилетие наша культура все больше впитывает традиции Запада: мальчишники и девичники полностью утратили свое первоначальное предназначение, появился ритуал прохождение к свадебной арке, бросание букета незамужним подругам и др.
Если же вернуться к истокам, мы увидим, что отношение к свадьбе у славянского народа было ответственным и священным — жениться один раз и на всю жизнь. Поэтому свадебный обряд был не только красив, но и наполнен различными знаками, символами и ритуалами. И медведь, надо заметить, играл здесь одну из ведущих ролей.

На некоторых территориях славянского ареала существовали игровые обряды ряжения в медведя во время сватовства. До наших дней дошли сведения о двух ритуальных играх «Охота на медведя» и «Медвежья песня». Обряд «Охота на медведя » отображал сюжет героизма жениха, завоевание возлюбленной своим смелым подвигом: ряженый в медвежий тулуп, с измазанным сажей лицом молодой мужчина «медведь» изображал ходившего по лесу хищника, желавшего схватить себе в поживу корову (одну из гулявших на поляне девушек). Девушки весело убегали от медведя, приговаривая: «отдай свою силу, лесной хозяин, отдай ее моему суженому». В этот же момент играли трембиты и появлялись «разбуженные» криками охотники – молодые юноши (жених и его друзья), они совершали обрядовый боевой танец и, наконец, один из них, самый сильный и смелый, (жених) убивал медведя. В ритуале «Медвежья песня» центром обряда становился медведь, символизирующий сильного, умного мужчину, который добивается любви избранной девушки. Здесь «Медведь» пытался привлечь и удивить возлюбленную своими несказанными умениями: вырвать дерево с корнем, словить руками рыбу, принести на одном плече бочку с медом… При этом остальные действующие лица обряда подбрасывали ему те или иные задания, с которыми силачу нужно было справиться, задания могли быть комическими – станцевать, повторяя движения настоящего медведя, сыграть на музыкальном инструменте или спеть, настоящими хозяйскими задачами – перевезти груженую телегу, перенести мешки с зерном. Если герой справлялся со всеми трудностями, он превращался в юношу (с него снималась медвежья шкура) и заходил в дом невесты свататься.

Читайте также:  Стрижка с ассиметричной лесенкой

Еще одна подготовительная предсвадебная традиция, тесно связанная с медведем – девичник. Девичник всегда считался очень важным элементом приготовления и прощания невесты с родным домом. У невесты собирались подруги: «шитницы» и «девишницы», вместе они шили до поздней ночи, пели прощальные песни, приговаривали причитания. Вечером невесту обязательно навещал жених со своими друзьями, он привозил девушкам сундук с угощениями ( пряниками, орехами, конфетами) и украшениями (румянами, гребнем, мылом, зеркальцем, иногда колечками ). В ответ невеста так же угощала чаем жениха и его друзей и дарила будущему мужу фигурку медведя «Тихона», которую делала сама перед свадьбой. По оберегу судили — чем больше, интересней и детальней была фигурка, тем большее уважения и почитания в душе невесты к суженому.

Во время свадебного обряда образ медведя так же занимал центральное место. Здесь ключевым было народное поверье, согласно которому медведь, как чистое животное, защищает людей от нечисти и зло не может принять его облик. Ряженая в шкуру медведя старшая женщина выполняла защитную функцию, оберегая жениха и невесту от происков зла.

Мать встречала новобрачных после венчания в вывернутом мехом наружу медвежьем тулупе (шкуре), что символизировало установку на богатство и плодовитость.

Еще одна малоизвестная древнерусская свадебная традиция времен язычества — дарить молодоженам фигурку медведя с обязательно вырезанным именем “Тихий” ( позже“Тихон”) как мощный оберег счастья и благосостояния в браке. Во времена Киевской Руси медведь считался хранителем домашнего очага, а его изображения, фигурки и изваяния приносили семье благополучие, достаток, спокойствие и удачу.


Позже, когда образ медведя стал шире и приобрел символику плодовитости, его обереги были направлены на усиление одной из главных целей брака — рождение детей. Здесь медведь уже защищал и умножал плодовитость, деторождение, появление на свет здоровых детей мужского пола, помогая семье укреплять род.

В некоторых регионах существовало довольно мощное поверье, что женщина может навсегда излечиться от бесплодия, если ее переступит медведь. Вероятнее всего, оно уходило корнями в легенду о женщине, которая не могла родить ребенка. Женщина уходила в лес, где находилось капище языческих богов, и пела свои печальные песни, прося в них о материнстве. В один из таких дней на поляну вышел медведь, слушал ее, не приближаясь. Так было до тех пор, пока он вдруг не побежал на нее. Женщина легла на землю, желая умереть от своего горя, но медведь лишь с ревом переступил ее и убежал прочь. Сказание, завершается песней о богатой и счастливой матери, благословленной медведем, имеющей девять сыновей: богатыря, теслу, купца, кузнеца, скобаря, скорняка, гончара, корабела и лукодела ( прародители основных славянских ремесел).

Образ медведя встречается не только в любовной, но и в лечебной магии, и в народном соннике. Если девушке приснится медведь – пусть ждет жениха, если во сне кушают медвежатину – к свадьбе, медведь гонится, преследует – к пополнению семейства. В одном из сводов – лечебников, найденном в дальних пещерах Киево – Печерской лавры упоминается о том, что в давние времена куревом медвежьей шерсти лечили от испуга, лихорадки; медвежьим салом натирали при обморожении, радикулите и ломоте в суставах. Так же считалось, что писарь и чтец должен натирать жиром медведя виски и лоб, тогда он будет запоминать все до последнего слова. Практически во всех приговорах от порчи именно медведь на своем хребте относит хворь в « темные леса да топкие болота». Фигурки, когти и лапы медведя использовались как мощный оберег от несчастий, травм, болезней и сглаза.

Еще один источник (древняя рукопись, найденная на раскопках на Харьковщине) открывает перед нами необычную языческую легенду о том, что медведь произошел от человека.

Тут уже прослеживается некая схожесть верований славянских народов с легендами далеких жителей Сибири и североамериканских индейских племен, где практически в точности описывается история про «старика», который делает мужчину медведем, после чего у медведя рождаются медвежата и он уходит в лес, далеко от людей. Изредка возвращается он к людям, чтобы помогать некоторым из них. У разных народов эта история видоизменяется: мужчина, не превращен кем-то в медведя, он — могущественный шаман, который во время обрядов сам может превращаться в дикое животное. Ему так нравилось быть в теле зверя, что, в конце концов, он им и остался и ушел от людей, ставши прародителем медведей. Периодически, покидая свое дикое жилище, он приходил к людям и лечил заболевших, особенно детей, мальчиков. Лечил не всех, только избранных, тех, которым предстояло стать воинами или лекарями. Написано, что многие из излеченных им впоследствии действительно приходили к власти или так же оказывались наделенными магической силой и умели принимать медвежье обличие.

Раскопки одного из славянских могильников ведают нам о представлениях восточных славян про медведей – оборотней. В злых оборотней по своей воле превращаются ведуны, чтобы творить зло. В добрых оборотней превращаются мужчины — жертвы, заколдованные ведьмами или колдунами, в наказание за некий проступок. Всем известны истории о медведях – спасателях, которые внезапно появлялись из леса в момент нападения на стадо или на людей волков. Они отгоняли хищников, спасая скот и пастухов, после чего просто исчезали в лесу. Именно таким медведям – спасителям и приписывались черты «заколдованного человека », который, чаще всего, до конца своей жизни всячески помогал людям и пользовался огромным уважением у скотоводов, считаясь хранителем домашних животных. Таких медведей охотники обязательно «метили». В последствии, когти, лапы и голова меченого медведя служили мощными оберегами, которые цеплялись у входа в стойла, хлев, служа залогом здоровья, безопасности, плодовитости скота, его шерстью обкуривали постройки, где жил домашний скот, считалось, что туда никогда не зайдет лиса или другой хищник. Если мужчина не был охотником или же на его долю не выпадала удача найти такого медведя, он заказывал подобные амулеты у местных мольфаров, которые изготавливали их в определенные ночи из дерева с тканью (обереги — мотанки), реже , из бурой глины или воска. Обереги, изображающие Медведя – охотника (со стрелами) делались только для мужчин, их задачей было покровительство во время охоты, приумножение в мужчине смелости, решительности и отваги. Обереги, где Медведь изображался с хлебом, служили защитой для детей, больше мальчиков, особенно если ребенок был слабый и болезненный.

Читайте также:  Стрижка под мальчика для девочки с круглым лицом

Таким образом, медведь для наших предков был магическим животным, чей образ присутствовал в свадебных обрядах, устном творчестве, подарках. Это оберег семейного счастья и благоденствия. Подарок фигурки-оберега медведя жениху, молодоженам, детям был одной из многочисленных добрых традиций, которые оказались забытыми, но сегодня постепенно возрождаются.
От себя добавлю — это так захватывающе, искать утерянные и забытые факты, узнавать новое о наших давних традициях. Новые факты вдохновили меня на создание фигурки Медведя — охотника, по мотивам традиционных народных оберегов.
Спасибо за ваше внимание!

Источник статьи: http://www.livemaster.ru/topic/2206937-obraz-medvedya-v-slavyanskoj-mifologii

Особенности поведения и характера медведя

Бурый медведь обладает многими любопытными повадками и особенностями характера, на которые мало обращено внимания в литературе. Эти особенности поведения не имеют своих названий, не сформулированы, несмотря на широкую популярность этого зверя. Прежде всего надлежит отметить упрямую настойчивость, с какой медведь добивается осуществления своих планов вообще и в частности касающихся, например, добывания не только пропитания, но и незначительного количества лакомства.

Сила, строение тела медведя и основанные на них возможности и способности зверя помогают осуществлению его планов. В местности, где растут дикие яблоки, грунта и другие фрукты, медведь, как правило, посещает плодовые участки и не только собирает упавшие плоды, но и добывает их с дерева. Он нередко пытается влезть на дерево, но этот способ мало удовлетворяет его, так как сбор плодов на гибких ветках не удается, а толстые ветви деревьев часто ломаются под его тяжестью. Это дает медведю возможность воспользоваться не столько плодами, находящимися на сломанной ветке, сколько осыпью плодов от сотрясения дерева при влезании. Обстоятельство это медведь скоро учитывает, такой рефлекс устанавливается быстро и прочно, и медведь начинает трясти дерево, стоя под градом падающих плодов.

Охотники, караулившие медведя около фруктовых деревьев, знают характерный шум от трясения медведем обвисшего плодами дерева. Шум этот схож с шумом набежавшего внезапно шквала. Подобный быстро устанавливающийся рефлекс я наблюдал на смешном примере над домашней кошкой. Остановившись в Москве в квартире, расположенной в нижнем этаже, я из окна заметил, как кошка хозяев, прыгнув со двора на наружный подоконник, чуть привстала на задние лапы, а передней несколько раз пошлепала, будто играя, деревянную ручку звонка на проволоке. Колокольчик тихо звякнул в квартире. Я пошел и открыл дверь. Кошка, мурлыкнув, спрыгнула с подоконника и вошла квартиру. На следующий день я услыхал деликатный звонок. Подойдя к окну, я увидел, что у входной двери никого не было, но на подоконнике сидела хозяйская кошка. Я стал наблюдать. Подождав с минуту, кошка снова тронула несколькими толчками ручку звонка. Колокольчик ответил. Дай, думаю, подожду открывать и понаблюдаю, что будет дальше. Дальше повторилось то же. Тогда во мне заговорила вежливость: я открыл кошке дверь. Когда я сообщил об этом пришедшей хозяйке, она подтвердила, что такое поведение кошки является обычным.
Несомненно, что когда кошка впервые покачала ручку колокольчика, она не знала о тех удобствах, которые с этим связаны. Она, по всей вероятности, тронула висящий предмет, быть может, колебавшийся от ветра, или просто нечаянно привстав и упершись передними лапами о косяк на уровне ручки звонка, чтобы вытянуться по-кошачьи, и неожиданно за окном в кухне услыхала знакомый звук колокольчика. Он давно хорошо известен был кошке по жизни в квартире: хозяйка открывала позвонку выходную дверь, а кошка пользовалась этим, чтобы выйти погулять на двор. Упрямая настойчивость медведя — одна из особенностей его характера — часто порождает при неудачах в достижении своих планов или по другому поводу вспыльчивость и раздражительность.
Эти свойства характера отчасти заставили человека преувеличивать опасность встречи с медведем. Мы знаем немало случаев, когда медведь, преимущественно летом, встречая в лесу людей, особенно женщин, собирающих грибы или ягоды, если он заметил людей раньше, чем они его, внезапно раздражается при крике, делает порывистое незначительное движение вперед, очень боясь, однако, приблизиться. Он раздражительно фыркает, глядя исподлобья, но вскоре успокаивается и медленно с опаской удаляется. Переходы от совершенно спокойного состояния к внезапной вспышке гнева замечаются и в отношениях медведей друг к другу.
С раздражительностью и вспыльчивостью связано и противоположное свойство характера — отходчивость, которая спасла не одного человека от длительных объятий медведя, предпринятых с целью самообороны. Влияние испуга в значительной мере зависит именно от того, заметило ли животное человека или другую опасность заблаговременно или внезапно — накоротке. У медведя, нарвавшегося на близкую засаду, тем более когда со стороны засады последовал выстрел, хотя и безвредный, испуг очень часто проявляется сильным поносом. Отсюда и пошло выражение «медвежья болезнь». Интересно, что столь крупное мощное животное способно к гибким и мелким движениям. Мне памятен случай, когда на лесной поляне, на опушке сидел довольно крупный медведь и, вытянув вперед одну из задних лап, нагнув любознательно голову набок, деликатно выковыривал из моховой кочки шмелиное гнездо, причем делал это когтями одной из передних лап; достав соты, он поднес их к пасти. Челюсти его заработали, и слюна выступила обильной пеной. Нельзя не отметить потребности медвежат сосать свою лапу. У взрослого медведя потребность эта, по-видимому, пропадает. В берлоге, по крайней мере, легко было бы установить такую привычку при осмотре туш убитых зверей по мокрой ослюненной шерсти. Однако этого никогда не замечалось.
Надо сказать, что медведь вообще обладает свойством обильно выделять слюну. Это замечается и при еде, особенно чего-либо лакомого, и при сосании медвежатами лапы под особое слитное урчание, как бы свидетельствующее о благодушном отдыхе. Выделение слюны весьма заметно и при проявлении ярости или вспышки гнева, но тогда слюна эта имеет вид тончайшей проволоки, длинной нити, колеблющейся в воздухе из ноздрей. Подобное же выделение слюны наблюдается у домашних коров и особенно у быков. Удивительно, что медведь, пища которого складывается обычно из всего понемножку и который, следовательно, чтобы быть сытым, много времени тратит на собирание ее, способен, залегши в берлогу, оставаться в ней решительно без всякой пищи около 5 месяцев — с начала ноября по начало апреля (в средней нашей полосе). Такова приспособляемость медвежьего организма к условиям окружающей среды. Заслуживает большого внимания особая повадка медведя делать сложные петли перед тем, как залечь в берлогу. Иногда такие петли тянутся даже не один километр. Медведь для этого нередко идет по дороге, возвращается по ней, но вдруг, не оставляя у обочины дороги видимых следов, скидывается с нее широким прыжком и идет продолжительное время вдоль дороги по лесу. Встречая крупные валежные деревья, он нередко выбирает путь по ним и вдруг дает широкий прыжок в сторону, особенно по выпавшему уже снегу и скрывается в чаще. Замечена и повадка медведя пятиться некоторое расстояние. Такой способ может озадачить и опытного окладчика. Это петляние — не простое выражение только примитивного инстинкта.
В петлях медведя сквозит цель обследовать местность для подготовки выбора наиудобнейшего внезапного хода (лаза) с берлоги и для установления безопасности данного участка в момент его осмотра и для выбора самой берлоги. Широкие сложные сплетения следов в разные стороны, ход взалятки — все это говорит о действиях, имеющих целью гак или иначе скрыть точное место берлоги, где медведю приходится дремать чуть не полгода, не вставая. Это проявление не так трудно объяснить, зная, что хищные животные в особенности умеют разбираться в следах себе подобных или в следах будущей своей добычи и сами сбиваются на сложных запутанных их ходах. Целесообразность петель и путаных следов подтверждается нередкими случаями, когда раненый медведь при преследовании охотником по следу делает большую петлю и, не заканчивая ее, возвращается к своему следу, подстерегая выслеживающего охотника. Привязанность к детям и склонность защищать их от врагов после выхода семьи из берлоги выражаются у медведя очень ярко. Наоборот, проявления эти как будто совершенно отсутствуют в период берложной жизни с медвежатами.
В средней полосе медвежата родятся примерно во второй половине января и покидают вместе с медведицей берлогу к апрелю. Медведица, спугнутая с берлоги, покидает беспомощных медвежат и ни к ним, ни к берлоге не возвращается. Для иллюстрации некоторых особенностей поведения медведей приведу один случай из практики. В конце февраля стояла мягкая погода. Шел снег. На горизонте за большим озером смутно виднелась длинная полоса леса, по направлению к которому мы ехали на медвежью берлогу. Сани, наконец, остановились на лесной дороге. Кругом раскинулись большие площади смешанного леса, состоящего преимущественно из ели, березы и осины. В некоторых местах хвойный подрост стоял густой щетиной.
Мы встали на лыжи. По словам проводника до берлоги было не больше полукилометра. Идти пришлось довольно густым ельником. По слою пухлого снега лыжи скользили ходко и почти бесшумно. Спустя полчаса проводник указал мне на белевшую сквозь редколесье поляну и на видневшийся, на противоположном краю ее пень, под которым, по его словам, была расположена берлога. Приготовив ружье, я подвинулся к последнему ряду деревьев. За полянкой полукругом шла плотная заросль молодого ельника; под опушкой стоял пень с нахлобученной слоистой шапкой снега; у подножия пня находилась яма, глубиной и формой походившая на ванну. Это углубление было подернуто густой черно-бурой щетиной медвежьего меха. Медведь, вытянув шею, лежал неподвижно на животе. Снег продолжал падать. Я сделал фотографический снимок берлоги.
Медведь, конечно, почуял нас — это было заметно по его плотно прижатым ушам. Я стоял у последнего дерева перед поляной, шагах в двадцати от берлоги. Совершенно открытая, она давала возможность видеть скрытую зимнюю жизнь медведя и все детали его оригинального жилища. Вдруг на спине медведя появился медвежонок, затем другой. Медвежата затеяли возню. Один из них, с широкой головой, был одет в светло-буроватый мех, у другого шерсть была потемнее; по узкому лбу и острой морде последнего я узнал самку. У меня исчезло всякое желание разорять это медвежье гнездо. Казалось совершенно бесполезным — убить целую семью зверей, не причиняющих в этой местности никакого вреда. Снег шел, но шерсть медведицы, несмотря на открытую берлогу, не была запорошена. По-видимому, это объяснялось удачным расположением берлоги по отношению к дующим ветрам.
Медвежата играли, но мать теперь еще плотнее прижала уши. Это беспокойство медведицы после появления на ее спине медвежат выражалось очень ясно: голова была совершенно неподвижна, на холке и спине опустилась шерсть. Иногда медвежата на короткое время скрывались. Тогда медведица казалась менее взволнованной. При появлении медвежат уши врастали в виски, и точно какой-то ток проходил по холке. Временами мне казалось, что медведица вот-вот мягким русачьим прыжком мигом вылетит из ямы, и Я долго стоял неподвижно, наблюдая за возней медвежат. Охотничья страсть превозмогла: я все же решил стрелять. И когда медвежата скрылись, я вскинул ружье. После выстрела осиротевшие медвежата не показывались. Мы вытащили их из берлоги и завернули в шубу. Достойно внимания и удивления, что медвежата в трескучие морозы не испытывают холода в берлоге под матерью и очень ощущают слишком низкую для них температуру теплой комнаты в 14-15 по Реомюру; даже покрытые одеялом в корзине с сеном, они начинают беспокойно ползать и жалобно рявкать, но стоит корзину с ними поставить на теплую печку, как они замолкают и крепко засыпают.
Н. Зворыкин
По материалам: piterhunt.ru

Читайте также:  Прически вверх для мужчин короткие

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник статьи: http://handf.mirtesen.ru/blog/43476583706/Osobennosti-povedeniya-i-haraktera-medvedya